Деградация

Материал из Новый Человек

Перейти к: навигация, поиск

Там, где развит мир ума, там к.п.д больше единицы быть не может. Чем жестче система законов, тем больше препятствий. Человек по своей сущности не любит препятствия. Он спорит, доказывает, протестует, борется для преодоления препятствия, чтобы движение шло беспрепятственно. Тогда его сознание удовлетворено. Однако на преодоления препятствий тратятся жизненные силы за счёт угнетения и неудовлетворённости. Кстати стимулы на жестких препятствиях угасают, а с ними связана не только психика, но и физиология. Лишь в случае, когда человек талантливо рождён к данной системе отношений в обществе, его к.п.д. приравняется к единице.

В борьбе человек теряет стимулы, но накапливает «фиксатор препятствий», то есть умнеет. По мере накопления ума сознание всё больше и больше отдаляется от непосредственных восприятий; человек теряет эмоции и праздник на душе. Говорят «Это очень задумчивый человек». Что значит «задумчивый»? Это человек, полностью отвлекающийся от внешнего мира.

Как это не странно, но ум стремиться создать нити беспрепятственных движений человека в обществе и природе. Напомню, что «разливающаяся вода» не имеет препятствий и не тратит энергию на их преодоление. Человек радуется успешно продуманному варианту. Почему? Не было препятствий, а, следовательно, успех.

Как часто имеет человек успехи? Довольно редко, так как ум не есть полное отражение действительного мира, а суть некоторая система отношений. А что если бы успехи были всегда? Тогда всё, о чем подумает человек, тут же свершится – ум тождественен действительному миру, то есть его двойник.

Препятствия – типичное существование для человека мира ума, то есть живущего по правилам, законам, мыслящего и знающего.

Любое знание – мерило препятствий, полученных обществом или человеком.

Препятствия «включают» мышление и отторгают внешний, то есть действительный, мир. По мере развитости ума внешний мир угасает. Мыслитель скульптуры Радона не смотрит в небо, а погружен от внешнего мира в себя. Увы, но с внешним миром связаны органы непосредственного восприятия (зрение, слух, обоняние, осязание, вкус). Не удивительно, что, например, получивший сильную неудачу человек теряет аппетит – он отторгается от действительного мира.

По мере отторжения органы непосредственного восприятия атрофируются. Теперь ум заменяет их правилами: питания (калориями, витаминами, питанием по Брегу, Шелтону, Осаве), зрительных и слуховых восприятий (по моде, ценности, популярности). Теперь внешний мир становится неполноценным, то есть искусственным. Отсюда и слово искусство.

Деградация усиливает окаменелость, так как всё искусственное сотворено умом по чётким законам. По мере отторжения от внешнего мира человек соответственно старится.

Вот и получилось, что, в отличие от теплотехники, уменьшение энтропии, то есть приведение всего к порядку, ведёт к безжизненности. Пугающее слово «хаос» никогда для человека не состоится. Вместо хаоса появится увэй, то есть Принцип Недеяния. Кстати, именно в таком состоянии резко повышаются стимулы, энергоёмкость, активность и так же резко снижается старение.

Системы отношений рассекают единство организма; человек начинает болеть. Чем больше категорических препятствий, тем меньше стимулов. Чем меньше стимулов, тем слабее физиология. Чем слабее физиология, тем выше заболеваемость. В обществе, где лишают людей надежд, энтузиазма и оптимизма, резко повышаются заболеваемость и смертность. Снижается рождаемость. Такое общество стареет. Например, накачка населения через средства массовой информации страхами снижает работоспособность, повышает преступность и повышает заболеваемость людей.

Деградация людей путем перерождения в мир правил (то есть угнетения органов непосредственного соприкосновения с действительным миром) или оборачивается смертью и вырождением, или человек адаптируется и становится адекватным миру ума. Так как ум всего лишь линейный и двухполярный, то появляется раса механических людей. Это люди, которые адаптированы на сотворённый умом мир. Органы непосредственного восприятия этих людей преобразуются в источники информации и служат уму. Критерием для этих людей, и аксиомой, является жизнеобеспечение; у них определяющими являются не эмоции и качества человека, а деньги. Эмоции становятся спекулятивными темами ума, а не непосредственным переживанием.

Личные инструменты