Остановись, мгновенье. Ты прекрасно!

Материал из Новый Человек

Перейти к: навигация, поиск

Что есть неизмеримо великое и бесконечно малое в одно и то же время?

Там, где содержится всё тут и теперь, там ничего нет.

Это и есть величайшая идея мудрецов Востока.

Что отмечает при этом сознание?

Беспредельное наслаждение. Почему?

Для понимания этого обратимся к опыту каждого человека. Когда является эмоция, то содержания нет. Содержанию предстоит появиться потом в ходе процесса. Поэтому качества вне процесса и вне содержания.

В трагедии «Фауст» (1808) великого немецкого ученого и писателя Иоганна Вольфганга Гёте (1749—1832) словами Фауста (ч. 1, сцена 4 «Кабинет Фауста») выражено торжество качества. Это – слова, которые произносит Фауст, излагая свое условие сделки с дьяволом — Мефистофелем.

Мефистофель готов выполнить все желания ученого, но Фауст боится, что однажды настанет момент, когда ему и желать уже будет нечего, и он утратит смысл жизни, будет томиться и страдать. Потому Фауст просит Мефистофеля прервать его земное существование, когда он достигнет наивысшего счастья и захочет, чтобы оно продлилось еще немного («Остановись, мгновенье!»). И вот, в тот же миг, Мефистофель должен остановить время жизни Фауста и забрать его с собою в преисподнюю.

«Фауст:

Ну, по рукам!

Когда воскликну я: «Мгновенье,

Прекрасно ты, продлись, постой!»—

Тогда готовь мне цепь плененья,

Земля разверзнись подо мной!

Твою неволю разрешая,

Пусть смерти зов услышу я —

И станет стрелка часовая,

И время минет для меня».

Опыт мудрецов показывает, что остановка процесса приносит страдания только людям, находящимся в деструкции. В созидательном течении процесса сознание получает единство, а, следовательно, «томлений и страданий» не будет. В том Фауст ошибся; прекрасное мгновенье не может принадлежать аду. Из двух составляющих сущности Человека исходным всё же является качество. Однако в детстве это не фиксируется.

Качество заменяет процесс. Пока процесс созидательный, то он тоже прекрасен. Поэтому можно сказать: «Явись течение. Ты прекрасно!».

Даже процесс мышления доставляет удовольствие.

Из двух своих состояний сознание предпочитает удовлетворённое. Свою разновидность – неудовлетворение – сознание не любит. Поэтому человек всё время устремлён к получению удовлетворённого сознания и не любит страдания.

Получение удовольствия в процессе будет до меры. По всем активным фазам страданиями угрожает только три фазы "закрытия" (RP, R, F). «Перебор» в этих фазах начинается только тогда, когда в них внедряется ум. Почему?

Все фазы организованы для служения внешнему миру. Пока ум в себе, он всего лишь поворачивает сознание во внутренний мир и качества ХУМ. Но для ума, внедряющегося во внешний мир, нужно соответствие внутреннего и внешнего миров. Это свершается в двух случаях:

а) когда во внешнем мире отстроены события по свойствам ума;

б) когда ум адекватен внешнему миру.

Первое свершается, но редко. Из-за конкуренции многих людей на одни ценности ум редко получает результат намерений. Поэтому, пока ум намеревается, и человек находится в иллюзии предстоящих свершений, стимулы выделяются и сознание удовлетворено. Однако при реализации удача становится редкостью и сознание от неудач страдает.

Второе свершается чрезвычайно редко. Для соответствия понятий ума свойствам внешнего мира он должен приближаться к качествам «тут и теперь». Именно этим путём и шли на Востоке: ум мудрости исключает линейность и тем самым лишает остановку на результате; ум татхагаты лишает ум двухполярности и тем самым устраняет почву для страданий.

Наслаждение от процесса могло бы быть устойчивым, но для этого не должен свершаться переход за меру.

Наслаждение от «прекрасного мгновения» может не получиться, если предшествующая активная фаза была в патологии. Поэтому в «Тибетской книге мёртвых» предостерегают о «пяти ядах».

Кошмары наступают именно тогда, когда при переходе из активной в пассивную фазу, предшествующая была в патологии. Поэтому никто не воскликнет: «Остановись мгновенье. Ты кошмарно!».

Личные инструменты