Мера Человека

Материал из Новый Человек

Перейти к: навигация, поиск

Предел развития

Тема меры двухполярного линейного ума уже рассмотрена (см. mind:Виды ума)

Но у самого Человека тоже есть мера.

Никто не задумывается о причинах предела отпущенного Человеку. Слово «чело» означает «лоб», «личность», слово «век» означает 100 лет. Кажется, мера определена опытным путём. Наступает время иного опыта. Теперь 100 лет не является обыденной нормой. Почему? Почему Человек стареет, а жизнь всё короче и короче?

Лучше всего исходить из того, что всему есть мера. В чём заложена мера самого Человека? Что его старит?

Прежде всего, не сложно заметить, что появился у современника интенсивный орган – ум. До начала преобразования каждого человека в служителя мира ума идёт благотворное молодое развитие. Характер его определён необходимостью прогрессировать. Поэтому всё повёрнуто на дружелюбную чувствительность к внешнему миру. «Затуманивание» этого безоблачного периода будет по мере наращивания развития линейного ума. Ум будет крепчать от каждого препятствия молодому и естественному процессу. Наконец он созреет. У ума тоже есть мера. Она определена развитием линейности и двухполярности до проявления этих свойств. Именно теперь человек начинает преобразовывать свой характер под механический (причины и следствия, правила, знания, законы, цели, ценности, купля-продажа).

Это свершается так плавно и само собой разумеющимся образом, что никто не замечает своих коренных изменений. Замечать начинают, когда теряют эмоции молодости. Эмоции молодости так же искореняются новым миром – миром ума – плавно и потерь, обычно никто сразу не замечает. Однако впереди много свободного простран-ства для любознательности, набора знаний, свежего стрем-ления к успеху. Конкуренция определит частоту появления препятствий. Ум при этом усложняется. Но неуспехи «включают счётчик» несостоятельности. Стимулы гасятся.

Прейдя к мере, ум начинает «уплотняться» знаниями, точными правилами, усложнением систем отношений. Теперь его удел – патология.

Увязнуть в патологии не сложно, так как отменить работу и мир ума, которому теперь человек служит не реально без осмысления тупика. Не у каждого есть чувствительность к утратам. Но всё чаще в патологии обостряется тяга к молодым процессам. На этом порождается целая сеть спекуляций. Спекулируют омолаживающими средствами, методами омоложения, духовностью. Не поможет. Старение и страдания, укоренившиеся в патологии мазями и хотением не остановить. Чем интенсивнее теперь человек рвётся к омоложению, тем интенсивнее стареет. Почему?

Будучи исполнителем правил ума, человек применяет в надежде на спасение то, что его влечёт к катастрофе.

Теперь мир ума поворачивается «внутрь». Своей сетью знаний, правил, совершенствования он полностью вытесняет корень молодых процессов. Эмоции даже самого ума гаснут, так как выделяемая стимуляция разбивалась о препятствия раз за разом. Сумма отрицания и есть показатель гибели человека. Полное отрицание есть смерть, так как это уже не мышление, а абсолютное каче-ство. Оно пронизывает человека насквозь. К сожалению «сумматор» отрицания не высвечивается у человека на экране сознания. Единственным показателем может быть утрата былых стимулов.

Спастись из этого коллапса человек может не за счёт мыслящего и знающего ума – ум его уже привёл в печальное состояние – а за счёт тяги к жизни и осмысления тупика и необходимости перерождения.

О кризисном тупике и предстоящем коллапсе всякий раз предупреждают пророки. Это люди чувствительные к мере.

Придётся согласиться с тем, что при перерождении диктат линейного ума исчезнет вместе со своими знаниями, правилами, законами. Впереди особый вид борьбы – отречение. Отречение отличается от отрицания тем, что в отречении нет отрицания вообще. В нём совершается смелый сброс всего «нажитого» в мире ума.

Перерождаясь, ум избавляется от свойств линейного ума. Существует и прямой сброс. Этот разряд людей настолько чувствителен к жизненности и гармонии, что совершает сброс без последовательного перерождения. Это называют просветлением. А людей, совершивших такой сброс – святыми.

Святой не знает «как?». Его сущность единым движением совершает скачёк из того тупика, к которому привёл ум. Этот скачёк «через пропасть» автоматически совершает сброс всего губительного содержания, за которым последует гибель.

Мудрость занимает особое место. Мудрец делает осмысленный шаг из порочного круга там, где линейный ум тупо видит перспективу. Шаг за шагом мудрец ощупывает пространство, в котором может продолжаться жизнь.

Однако мудрец находит вариант, а не всю систему созидательных отношений. Всеохват это удел дана.

Если пророк стоит на рубеже новых свершений и предупреждает о губительности прежних правил, законов, миропонимания, то дана осмысленно и конкретно знает и губительность прежнего и конкретику предстоящего.

Все четыре типа талантов Человека проявляют себя на грани. Не будет кризиса, никто не заметит ни пророка, ни святого, ни мудреца, ни дана. Эти таланты разворачиваются на мере Человека.

Мера Человека

Из двух миров – внешнего и внутреннего – природой Человека предусмотрено выбирать; когда останавливается внутренний мир, то «включается» внешний и наоборот.

Заметнее всего это при «закрытии», например, при раздумье. Человек закрывается, как цветы на закате солнца. Утром же, наоборот, человек «раскрывается»; внутренние процессы при этом служат внешнему миру.

Иными словами, один из миров останавливается.

Эта особенность проявляет себя по-разному. Например, Человек принадлежащий духу Запада остановил себя так, что меняет под себя внешний мир. А если, наоборот, менять себя под внешний мир?

Для Запада такая тема не возникала до меры. В предыдущей части рассматривалась мера ума. Если вы помните, ум какое-то время был прогрессивным, а при исчерпании меры стал продуцировать патологию. Теперь рассматривается мера Человека. Насколько Человек может быть не изменяем?

Если рассматривать с позиций Природы, то одно из условий неизменяемости Человека определено предельным народонаселением. Может возникнуть вопрос: разве окультуривание размножения рода человеческого окажет влияние на сущность Человека? Обязательно.

Изменение любого параметра Человека требует смены всех функций.

Вторым условием является мера самого Человека. Эту тему никто не держал до определённого времени допустимости неизменяемого Человека в пределах окружающей среды существования. В эту среду входят при-родные и общечеловеческие условия. С изменением самих условий, кстати, не мало от деятельности неизменяемого Человека, обязана проявиться мера. Возникает вопрос: как может изменяться Человек?

Личные инструменты