«Женская» религия

Материал из Новый Человек

Перейти к: навигация, поиск

База внутренней поляризации

Отличительной особенностью Ваджраяны является избегание мира ума, его теорий, догм, хотя ум также построен на пратьяхаре. Махасиддхи игнорируют ум и «перешагивают» через собрата в пратьяхаре. Действительно, нужен ли этот этап, суть которого в теоретических обоснованиях?

Махасиддхи были, прежде всего, практиками, йогинами, которых интересовало именно скорейшее достижение религиозной цели, а не схоластические тонкости интерпретации Дхармы и ставшие самоцелью бесконечные дискуссии о них в монастырских центрах. Йогины-махасиддхи не связывали себя принятием формальных обетов, вели свободный образ жизни и даже внешне, своими длинными волосами, бородами, отличались от бритых монахов. Не имея догматических предубеждений, они свободно общались с такими же, как и они индуистскими йогинами, презревшими ограничения брахманской ортодоксии, что приводило к неограниченному обмену идеями и методами йогической практики.

Ваджраяна прямо сразу начинала работать с темными пучинами внутреннего, для обыденных людей бессознательного, мира, того «тихого омута», в котором «черти водятся» Она использует его безумные, не реальные образы и архетипы, для быстрого выкорчевывания самих корней аффектов: порой патологических страстей, влечений, привязанностей. Затем только наступала очередь созидания, преображающего вслед за очищением темных глубин внутреннего мира. Большая роль заложена в исходном – определении конкретной практики для каждого ученика. Основным является выяснение базового для его психики аффекта: является ли он гневом, страстью, невежеством, гордыней или завистью. Поэтому тексты Алмазной Колесницы неустанно повторяют, что аффекты должны не искореняться или уничтожаться, а осознаваться и трансформироваться, пресуществляться в пробужденное сознание.

Некогда в древности один бхикшу на вопрос, не проходила ли мимо женщина, ответил, что мимо проходил скелет, но какого этот скелет пола, он не знает. В Ваджраяне, напротив, половые различия становятся одной из опор пути к пробуждению. Исследования, в том числе, и традиции в Гималайском регионе, показали, что в Ваджраяне существовал настоящий культ женщин. Многие наставники-гуру были женщинами, женщинам принадлежат многие описания тантрических форм практики – садхан. Женщины рассматривались как проявление начала мудрости и часто лидировали в сообществах тантрических йогинов. Кто такие все эти тантрические йогини, то есть ведьмы, бесовки и дакини, волшебные девы, пирующие на кладбищах и местах кремации трупов и обучающие адептов тайным высшим знаниям среди скелетов и кремационного пепла? По своему происхождению это весьма малопривлекательные вампиры-кровососы, упыри и демоны. Эти ужасные и гротескные образы соответствуют лучше всего сюрреалистическим порождениям раскрепостившегося и бушующего «внутреннего» мира. Они символизируют идею всеприсутствия и всеобщности природы Будды, образующей собственную природу даже самых порочных психических импульсов, превращение кровопийцы-оборотня в носителя тайн пути к освобождению. Кощунство? Нет.

Я уже писал «Йогу йогово, а Богу богово». Задачей становится освободить психику «внутреннего» мира от нитей, тянущихся от «внешнего» мира. Тонкое это дело и на «лезвии»! Не удивительно, что названо оно было Тайной Тантрой. Чтобы уберечь психику учеников и оградить «внешний» мир от шарлатанов, пошлости, хамства, цинизма, Ваджраяну практиковали лишь под контролем Учителя (гуру).

Поэтому тантрические тексты считались сокровенными, а начало практики в системе Ваджраяны предполагало получение специальных посвящений и соответствующих им устных наставлений и разъяснений от достигшего реализации Пути учителя. Вообще же роль Учителя, гуру, в тантрической практике чрезвычайно велика и иногда молодые адепты тратили много времени и прилагали огромные усилия, чтобы найти достойного наставника. В силу этой сокровенности практики Ваджраяны ее также называли Колесницей Тайной Тантры или просто тайным учением.

Если женское начало понималось как мудрость, то мужское – как метод.

Здесь уместно указать на одно существенное отличие буддийского тантризма от развивавшегося параллельно с ним индуистского, то есть шиваистского, тантризма. В буддизме женское начало – праджня, то есть, премудрость, интуирование реальности, как она есть и понимание природы сансары как пустых по сути состояний сознания. Праджня здесь пассивна. В шиваизме женское начало – шакти, то есть сила, энергия, единение с которой приобщает к миросозидающей мощи. Шакти по определению активна.

Практика трансформаций

Что означает «работать» с аффектами (гневом, страстью, невежеством, гордыней, завистью, стяжательством, жадностью)? Это всё находится в психике и нужно перевести качество из неприятия в приятие, то есть Трансформировать его. Всё это протекает в пратьяхаре, которую назвали медитацией. Естественно, что обыденный человек начинает с мира ума. Напомню, что все правила поведения, приличия, этика, мораль построены умом и принадлежат социуму, то есть «внешнему уму». Именно здесь является жесткая граница, которая и вызывает «негативные» эмоции, аффекты. Базой отрицания, естественно, является ум. Свершая ариом, он натыкается на «неправильное», «ложное», «преступное», «неэтичное», «аморальное». «Правильное» заложено в понятиях самого ума, которые согласованы в Единстве его построений. Уму решать: принимать или отторгать.

Конечно, можно пересмотреть сами построения, как это предлагает, например, Дианетика. Но сама матрица и суть границ остаются, то есть форма и содержание меняется, но граница остаётся. Такой отказ, как и все практики Отречения, в сути лишь убегание от плохого к хорошему. А так как одно тут же порождает другое, то этому процессу не будет конца; «чистота порождает грязь».

Обыденный человек связывает психические качества (полярности) с вещами, событиями, людьми. Для таких людей практика заложена в том, чтобы вызвать, имеющимися конкретными переживаниями, образы, сопровождаемые эмоциями отрицания. Вот здесь и заложена психотехника, когда полярности нужно поменять, то есть из непринятия переполяризовать качество в принятие. Даже при успехе, есть в таком приёме недостаток – он касается лишь частного события, а дело в самой эмоции, качестве, которое не зависит от вещественности. Регулярно практикуя, можно, наконец, вызывать безотносительное «чистое» качество непринятия. Это и будет мастерством переполяризации, Трансформации.

Такое есть и у обыденных людей, для которых достаточно назвать тему, как у них тут же возникает качество отрицания – раздражение. Нет у них свойства Трансформации.

Работа с «чистыми» качествами и есть суть Махасидхи. Говоря о Махасиддхах, можно упомянуть о шести йогах Наропы: 1) йога промежуточного состояния; 2) йога внутреннего тепла; 3) йога сновидений; 4) йога иллюзорного тела; 5) йога переноса сознания; 6) йога ясного света.

Первая из этих йог предполагает умение йогина входить в промежуточное состояние между смертью и новым рождением. По сути это особое «лезвие», на котором достигается уже другой вид переполяризации: из внутреннего мира, во внешний. В глубинах «умирания» наступает этап восприятия полей. Йогин достигает особого состояния сознания, отождествляемого им с промежуточным. В нем исчезает ощущение тела, и сознание йогина может свободно перемещаться в пространстве, переживая различные видения. При этом йогин ощущает, что он привязан к своему телу эластичной нитью. Разрыв нити означал бы подлинную смерть. Для чего нужно вхождение в промежуточное состояние? В тантрическом буддизме существует представление, что каждый умерший в определенный момент переживает пробуждение и созерцает беспредельный Ясный Свет пустотного Дхармового Тела, тождественный его собственной изначальной природе. Закрепление этого переживания означает обретение состояния Будды и выход из сансары. Поэтому йогин стремится еще при жизни войти, находясь в состоянии самадхи, в промежуточное состояние, и попытаться в нем обрести пробуждение.

Йога внутреннего тепла особенно популярна в тибетской школе Кагью-па. Чунда-йога предполагает работу с психофизиологическими «тонкими» центрами – чакрами и каналами, по которым жизненная энергия циркулирует по телу, что выражается в сильном разогреве тела, и трансформации сознания. При этом переживается состояние недвойственности блаженства и пустоты, то есть Чистого качества. Интерес представляет йога сновидений с ее техникой «бодрствования во сне», которое постепенно переходит в умение практиковать во сне йогу и дает постижение иллюзорной «сноподобности» всех феноменов.

Йога иллюзорного тела, напоминающая даосскую «внутреннюю алхимию» заключается в замене «грубого» физического тела «тонким» энергетически телом, созданном из энергий-пран и подобным радужному сиянию.

Йога переноса сознания заключается в «открытии» на макушке головы особого «тонкого отверстия», называемого «отверстием Брахмы», для выхода через него в момент смерти сознания, окруженного «энергетической оболочкой», и его «переноса» в Чистую Землю Будды Амитабхи. Содержание йоги Ясного Света близко, йоге промежуточного состояния. Впрочем, к этому же стремится Ати-йога или Дзогчен.


Блаженство

В древней Руси юродивых считали блаженными, а, подчас, святыми. Почему? В их сознании не было отрицания. Сознание было поляризовано вовне. Это «мужской» тип принятия. Поэтому юродивыми были мужчины. Мужчины были и святыми.

Ваджраяна, по сути, есть «женская» религия. Она рассматривала блаженство, наслаждение как важнейший атрибут природы Будды и даже провозгласили тезис о тождестве пустоты и блаженства. Имели ли место в тантрической практике, ради блаженства, реальные ритуалы, предполагавшие физическую близость участвовавших в них мужчины и женщины, отождествлявших себя с каруной и праджней соответственно, или же эти ритуалы всегда имели чисто внутренний, созерцательный характер?

Надеюсь, что вам теперь понятно, что речь идёт о психических переживаниях, а не о предметности, как и «убить Будду». Тантрическая йога является отнюдь не техникой секса, проповедуемой многочисленными шарлатанами, и не способом получения чувственного удовольствия посредством мистического эротизма, а сложнейшей системой работы с психикой, с подсознанием для реализации религиозного идеала махаянского буддизма – психотехникой, включавшей в себя и своеобразный психоанализ и психотерапию.

Как и во внешнем мире, во внутреннем мире блаженство появляется там, где есть гармония, Единство. Сознание человека из двух своих видов – удовлетворённого и неудовлетворённого – отдаёт предпочтение удовлетворённому виду.

Удовольствие появляется всякий раз, когда свершается Единство. Это мы обнаружим во «внешнем» и во «внутреннем» мире.

Разрыв Единства вызывает неудовлетворённое сознание – страдания, боли, болезнь. Например, если вы поссорились, совершили поступок разрушающий Единство.

Даже малое получение Единства вызывает удовольствие. Например, если вы подружились или помирились с кем-то.

Абсолют Единства выливается во всеохватывающее наслаждение. Там, где Единство, там гармония. Там, где Единство, там стимуляция. Например, удачное произведение искусства побуждает, стимулирует; бездарное – угнетает, печалит, приводит к пассивности. Не только ум, но и все виды искусства имеют «женскую» природу. Почему? Они продукт внутренней поляризации авторов. Назначение гармонии в искусстве – стимулировать к жизни. Гармоничное произведение может вызвать наслаждение так, что, например, музыку применяли как обезболивающее средство при операциях.

В практике тренинга Дана удовольствие – база. В йоге должно быть удовольствие. Например, исполнение асан без удовольствия – механика и пустая трата времени. В цигуне должно быть удовольствие. Исполнение движений цигуна без восприятия удовольствия – никчёмная механика. В медитациях должно быть наслаждение. Исполнение медитаций без наслаждения – пустые «посиделки». Если в практике Ати-йоги или Дзогчен нет блаженства, то не следует обманывать себя.

Психотехника

Тонкое это дело. Культивирование качеств у начинающих исходит из имеющегося опыта. Как правило, это вещественные события или образы. Предположим, что вы получили эмоциональный образ, вплоть до ощущений. Что было его источником? Примером трансформации религиозной практики является тантрический ритуал чод, созданный в XII веке тибетской йогини Мачиг Лабдон и очень популярный у буддистов Монголии. Это обряд, совершающийся в горах в полном уединении, представляет собой призывание голодных духов и демонов, и затем отдание им для их насыщения своего собственного тела. Что заложено в такой практике? Цели её сугубо буддийские – развитие сострадания, практика парамиты даяния, преодоления иллюзии «я» и привязанности к индивидуальному существованию. Более того, необходимо страхи и ужасы трансформировать в наслаждение. Почему? Страхи и ужасы, это психические сигналы отрицания. Нужно снять отрицание.

Как видите, настоящая психотехника строится не на удовольствиях, то есть заранее планируемом приятии, а на отрицании и Трансформации.

Выводить «вовне» психические «внутренние» переживания чревато усугублением параметров жизни. Например, тема вампиров исходит из «внутренних» переживаний. Однако шарлатаны, спекулируя на защитных реакциях людей, выводят вампиров в образы «внешнего» мира. Результат – потеря уверенности, устойчивости, тренировка защитных реакций и отрицания. Жизнь идёт к упадку.

Очень важным положением буддизма Ваджраяны является тезис о недвойственности, тождественности тела и сознания. Это означает, что восприятия «внутреннего» мира не должны быть «в готовом» виде, а являются в сознании всякий раз тут и теперь. Тело же даёт гарантии на будущие реализации. Это важно для того, чтобы не развить пустое галлюцинирование, пусть даже в удовольствии. Имея опыт действительного мира, сознание признает действительным только то, что исходит из этого опыта.

В практике Дана заложены йога, цигун, Тантры Ваджраяны как частные случаи и инструментарий. Для чего они нужны? Йога, практикой пратьяхары, тренирует внутренние восприятия. Цигун нужен для дифференциации восприятий, то есть для создания «тела восприятий», которое развивается, и которого нет в готовом виде. Тантра нужна для окрашивания «тела восприятий» удовольствием, наслаждением. Если кто-то владеет «телом восприятий» и окрашивает его психическими переживаниями, то он должен снять ограничения, идущие от понятия «тела». Вот здесь и понадобится психотехника, когда сознание сливается с качеством. Лишь на этом развитом базисе возможна Трансформация.

Чтобы не «сорваться», необходимо чётко осознавать внутренние образы и переживания и действительность внешнего мира. Особенно технику безопасности нужно держать тогда, когда эмоции и психические образы начнут накладываться на внешнюю действительность. Например, если вы ощутили касание к себе, но визуального объекта нет, то это фрагмент вашего «внутреннего» мира. Кстати, на этом построены учащающиеся недоразумения с «подсознательным» и параллельными мирами. Бытующая профанация йоги, цигуна, Тантризма станет таким же препятствием.

Личные инструменты